среда, 30 марта 2011 г.

Справочник для бездомных.



Синодальный отдел по социальному служению выпустил справочник для бездомных


Синодальный отдел по социальному служению выпустил справочник для бездомных



30 марта 2011 г. 12:31


Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению выпустил справочник для бездомных.


В издании собраны телефоны и адреса государственных, общественных и религиозных организаций г. Москвы, оказывающих помощь бездомным. Информация дана по состоянию на 15 февраля 2011 года.


Составитель ― руководитель направления по помощи бездомным Синодального отдела, директор филиала «Центр помощи бездомным» благотворительного фонда «Помощник и покровитель» И.В. Кусков.


Скачать справочник в формате PDF можно на сайте Отдела.




Патриархия.ru




Нашёл в наших "Письмах об исповеди":


http://www.foma.ru/article/index.php?news=5306












 "Я был атеистом. Мне было жалко расстраивать мою верующую мать, а что поделаешь — не верил я в Бога! Много раз моя терпеливая мама тихонько так просила: «Сынок, может, в храм зайдешь — праздник большой?». Хотела очень, чтоб я на исповедь пошел, чтоб причащаться стал.

Однажды, из жалости и уважения к матери, я согласился — мы с ней вдвоем поехали в монастырь на службу. Раз в Бога я не очень-то верил, то и таинства Церкви всерьез не воспринимал — хоть, думаю, мать порадую.

Она перед исповедью старалась мне объяснить, для чего нужно исповедоваться и как к этому подойти. Я перебрал в уме 10 заповедей: не убий, не укради, почитай отца и мать и т. д. Наскоро измерив свою «христианскую» жизнь заповедями (данными, как я позже узнал, еще за 1500 лет до рождения Христа), я осмелел. Что же? Вроде как чист я!
И вот — моя очередь исповедоваться. Подошел я к аналою и с этой-то похвалы себе и начал. Дескать, просмотрел список тяжких грехов — убийство, кража, блуд — и нашел, что от всего этого я свободен. Выслушав меня, батюшка очень кротко сказал: «Сынок, сегодня произошло чудо: ко мне пришел совершенно безгрешный человек, святой. А посему тебе прямая дорога сразу в Небеса. И Причастие тебе не нужно».

«Как это, — удивился я, — почему?»

«Через Причастие, — ответил священник, — верующие грешники сочетаются с Богом, освящаются. А ты уже святой. Поэтому тебе причащаться не нужно. Иди себе с Богом».
Я, несколько удивленный и довольный собой, уже готов был отойти, но священник добавил: «Только ты еще подумай и ответь на один вопрос: помог ли ты в своей жизни кому-нибудь просто так».
Я раздумывать не стал: «Нет, — говорю, — меня никто и не просил никогда».

С тем и ушел. Прошел гордо через толпу верующих к выходу. И вдруг что-то стало тоскливо саднить в душе… И на меня, как из ведра, посыпались воспоминания! В первую очередь, вспомнилась старушка из соседнего подъезда. Как я не помог ей донести тяжелую сумку. Она и вправду не просила об этом! Но я-то видел, что она нуждается в помощи, и прошел мимо...
И вдруг так мне стало стыдно за себя такого «хорошего», «святошу». Стал припоминать одну за другой свои неправды, грехи. И тут уж стало ясно, что исповедь мне нужна, как воздух!
В итоге вернулся я в храм и снова встал в очередь, мимо которой так гордо прошествовал 10 минут назад. Исповедался уже по-настоящему, всем сердцем, а затем причастился. А тот священник позже стал моим духовником. На радость маме. Негоднейший из меня вышел атеист... "



Ещё много писем здесь:


http://www.foma.ru/article/index.php?news=5306




воскресенье, 20 марта 2011 г.

Постскриптум к одной информационной войне.


Теперь можно оценить степень правдивости "информации" о Ливии, которую мы получали.:(

Нашёл в блоге Плющева видео: "Своими Глазами. Ситуация в Ливии".

http://plushev.com/2011/03/20/9675/

, но можно найти и в видеоблоге Венедиктова:














среда, 16 марта 2011 г.

Православная Япония: Помочь каждому человеку.

http://www.foma.ru/article/index.php?news=5259

Сегодня утром позвонил протоиерей Николай Дмитриев, клирик Японской Православной Церкви, служащий в городе Хакодатэ. Он рассказал о том, как верующие преодолевают бедствия, в которых оказались, и какая помощь может понадобиться.

"Нам очень нужны будут Библии, молитвословы и небольшие Распятия – то, что было у верующих в каждом доме и не уцелело из-за разрушений. Библии и молитвословы на русском языке вполне годятся, потому что среди нашей паствы много русских, но и православные японцы в основном тоже владеют русским в объеме, необходимом для молитвы".

Тут полный текст разговора с батюшкой и ссылки на публикации журнала "Фома" о Православии в Японии.

Советую также следить за публикациями на эти темы на сайте "Православие и мир": редакция Правмира постоянно на связи с Японией, и ежедневно даёт подробный отчёт о положении дел.







пятница, 11 марта 2011 г.

17 вопросов Легойде от ГЗТ.ру.


Пожалуй, такого обширного интервью с Легойдой как с председателем Синодального информационного отдела Русской православной церкви. Там масса всего. Для меня лично вот этот момент кажется очень важным. Так и торчит неосмысленным наш семнадцатый год, так и не получается в обществе разговор о ХХ веке и его роди во всём строе нашей жизни и мышления, включая и церковные вопросы.

http://www.gzt.ru/topnews/politics/-svyaschenniki-poidut-v-parlament-toljko-v-sluchae-/350918.html


"- Православие было основой государства до революции 1917 года. В советское время основополагающим идеологическим документом был «Кодекс строителя коммунизма». Есть ли у Церкви национальная идея для нового времени?

- Я бы поспорил с тем, что православие было основой государства до революции 1917 года. Так называемый синодальный период, начавшийся в первой четверти XVIII века и продолжавшийся до Поместного собора 1917–1918 годов, восстановившего патриаршество, не был самым светлым периодом в истории Церкви. Говорить о том, что православие было основой государства, в ситуации, когда государство вмешивалось во внутреннюю церковную жизнь, не очень корректно.
Другое дело, что, поставленная в эти условия непростых отношений с государством, Церковь, наверное, не всегда могла осуществлять свои основные функции. Говоря о прессинге со стороны властей, мы обычно упоминаем советский период, но необходимо вспомнить и предреволюционную ситуацию. Я в свое время долго не мог понять: как в нашей стране, где люди, с молоком матери впитывавшие в себя азы церковной жизни, могли пойти и рушить храмы, которые всегда строились всем миром? Меня заставил переосмыслить это один любопытный факт. В 1916 году в российской армии была отменена обязательная исповедь, а до этого солдаты должны были с какой-то периодичностью исповедоваться. В скобках замечу, что в случае с таинством покаяния ничего хорошего в такой обязаловке быть не может. Но в данном случае я о другом. Уже год спустя выяснилось, что добровольно, по собственной инициативе на исповедь ходит менее 10% от всех военнослужащих. О какой Церкви как основе жизни общества вы говорите? В это время ни общество, ни государство в России уже не имело глубинных православных оснований.



Определение национальной идеи, на мой взгляд, не является для Церкви задачей номер один. Церковь вообще-то работает с человеческой душой и совестью. Церковный вклад в гражданскую жизнь страны всегда был и, думаю, останется очень мощным, но всегда будет, если угодно, опосредованным.



Знаете, как замечательно сказал Ключевский:



«Он видит источники этих интересов, пружины, коими движется механизм гражданского общежития. То обыкновенно мутные источники, жесткие железные рычаги: черствый эгоизм, слепой инстинкт, суровый закон, обуздывающий порывы того и другого. И среди стукотни этого механизма вдруг послышится наблюдателю звук совсем иного порядка, запавший в житейскую разноголосицу откуда-то сверху, точно звон колокола, раздавшийся среди рыночной суматохи. В ветхом и пыльном свитке самого сухого содержания, в купчей, закладной, заемной, меновой или духовной, под юридической формальностью иногда прозвучит нравственный мотив, из-под хозяйственной мелочи блеснет искра религиозного чувства,— и вы видите, как темная хозяйственная сделка озаряется изнутри теплым светом, мертвая норма права оживает и перерождается в доброе житейское отношение, не соответствующее ее первоначальной природе».



Церковь не обязательно формулирует национальную идею, но воспитывает человека так, что у него естественным образом рождаются высокие идеалы. Никогда не задумывались, почему у американцев— мечта, а у нас— идея? Можно, конечно, отшутиться, что русские не мечтают, а можно посмотреть на это всерьез. Все-таки сам факт национальной идеи— это уже характеристика национальной культуры. Думаю, в том, что мы ищем в первую очередь идею, а не мечту, есть и вклад Русской православной церкви".